Роман Кононов

главный редактор

О проекте

Составлено на основе вступительного слова к десятому номеру Альманаха

Начало 

Идея организовать издание журнала, посвященного вопросам глубинной психологии, родилась в умах уральских аналитиков в конце 90-х. К этому моменту был накоплен клинический опыт и будущие авторы были, в целом, готовы работать над его концептуализацией. Хорошо помню, что взялся за реализацию печатного проекта в конце 2001-го не без волнения – дело было абсолютно для меня новым. Было не очень понятно, как к нему подступиться, но завораживала сама возможность увидеть собственный текст под книжной обложкой.  

В те годы уже была возможность публиковаться в немногочисленных профильных журналах, но мы, совершенно очевидно, хотели иметь свой собственный. Часто вспоминается момент, когда разрозненные тексты вдруг, совершенно внезапно, становятся журналом. Парадокс: до самого факта печати – еще как до луны, редактура не завершена, даже работы не все сданы, обложка не придумана, но у тебя внутри уже есть необоримое ощущение почти свершившегося будущего – журналу быть! Как если бы некий «дух» вдруг почему-то снизошел в проект, связывая буковки, предложения и абзацы в нечто целое, обладающее своей интенцией и даже «душой». Этот странный опыт настигает меня в работе над каждым новым номером, но я так и не могу понять, какой этап подготовки провоцирует его появление. Иногда «дух» заявляет о себе почти с первой присланной работы, а порой его не дождаться. Так было, например, с девятым выпуском, когда ощущение цельности возникло у меня лишь на этапе макета. И только тогда с немалым облегчением я понял, что «девятка» состоится не только в бумаге, но и в своем «духе». Такой вот странный редакторский опыт. В общем, без присутствия «духа» работать над проектом тяжело. Но я, кажется, немного забегаю вперед. 

Первые два номера выходили под названием «Уральский психоаналитический вестник», имени собственного издание пока не получило. Первый вышел в 2002, второй – в 2005. По нынешним меркам они «стройняшки» – в среднем – десять работ, но каждая многократно вычитана, можно сказать, «вылизана». Уже на первом номере пришлось вспомнить законы Мерфи, что применительно к проекту могло бы прозвучать так: чем больше редакторского контроля, тем обиднее «косяки». Содержание первого номера вышло с названием работ, указанием страниц, но… без авторов. А зачем расходовать типографскую краску на лишние буковки? Открой на нужной странице – вот и узнаешь, чья работа! Лично я все еще учусь относиться к таким казусам со спокойной иронией, но боюсь, что до идеала еще далековато. Второй вышел красавцем, потому что макет доверили делать профессионалу, хотя обложку и структуру я оставил за собой. В этом номере с листами из плотной бумаги и слишком просторными полями и отступами был в первый раз использован формат, от которого в будущем мы уже не отступали – обязательная фотография к работе и небольшое, выделенное курсивом, приглашающее авторское вступление к основному тексту. Таким образом, мы хотели персонализировать текст, облегчить читателю знакомство с материалом, ведь аналитические тексты редко бывают простыми для понимания. Исключение в плане формата составляют переводы, потому что отыскать фотографию иностранного автора порой физически невозможно, даже в наше время всезнающих браузеров. Также неотъемлемой частью формата были колонтитулы и постраничные ссылки. Будем честны, это просто удобно: не лезть в конец статьи, раздраженно шурша бумагой, а легко обнаружить искомую ссылку на той же странице. В те годы доступные инструменты верстки не позволяли автоматически размещать постраничные ссылки; это была практически ручная работа. Поэтому специалисты норовили разместить их одним блоком в конце статьи. 

О логотипе: «симметричный колодец» 

С первого выпуска издание имело свой логотип, над котором мне пришлось изрядно помучиться, зато получился он символически емким, хотя в первоначальной версии и несколько угловатым. Коллеги недоуменно пожимали плечами: им были непонятны мои метания, но я знал, что правильно подобранный, найденный, созданный логотип представляет собой символическое «ядро идентичности», как бы дающее журналу возможность обладать своим уникальным Я. В конце концов, искомый образ «пойман», и он самым удачным образом выразил внутреннюю идею. Достаточно сказать, что, когда осенью 2008 года юнгианская секция вышла из состава Уральского психоаналитического общества, организовавшись в Уральскую Ассоциацию Аналитической Психологии и Психоанализа, за основу своего фирменного логотипа Ассоциация взяла образ симметричного колодца, который ранее в двух вариантах присутствовал на обложках издания.  

Образ символизировал «рабочий альянс», в котором аналитик и клиент, вращая каждый со своей стороны ворот колодца, поднимали из колодезной глубины на свет сознания аффекты, смыслы, символы, прежде скрытые в бессознательном. Символический потенциал логотипа, объединяющего  в себе идеи переноса, контрпереноса, бессознательного, интерсубъективности, аналитического контейнера и т.п., оказался достаточным, чтобы стать визитной карточкой профессионального сообщества. Только теперь циклически функционирующий колодец был вписан в двойное алхимическое солнце, сам парадоксально становясь источником и света, и тени. Даже теперь, десять лет спустя, я не думаю, что нам для нашей версии юнгианской психологии удалось бы найти символ более емкий, чем этот «алхимический колодец».  

О логотипе: «тау-мандала» 

Свой новый собственный логотип – «тау-мандалу» – альманах обрел лишь в декабре 2012 года. Логотип символизирует полноту смыслов «кватернера», четыре функции сознания (ощущение, интуицию, чувство и мышление), с помощью которых авторское эго, пребывая в  теменосе («τ»), постигает, оформляет, концептуализирует внутренний и внешний психический опыт. Каждый из четырех периферических элементов выполнен в виде начального витка – спирали, намекая на потенциал функции, который в процессе обращения к ней может быть раскрыт ищущим сознанием. Движение по спирали возможно как изнутри наружу, так и обратно. В первом случае, мы следуем за функцией, постигая ее возможности в контексте деятельности эго, во втором, используя в качестве отправной точки свой текущий опыт, исследуем ее ресурсы, ограничения и архетипическую основу. Каждая функция предлагает нам свой способ формирования опыта и постижения мира. В то же время собранность витков в единую, равновесную четвертичную конфигурацию дает понять, что постижение целостности возможно лишь с опорой на все четыре элемента. Кроме того, действующий логотип Альманаха основан на древнем свастическом символе, который во множестве культур передает идею животворящего солнца, цикличности жизни, смерти и возрождения. В аналитической психологии «солярная метафора» является одной из основных применительно к развитию и становлению эго.  

Буква «τ» («тау»), вписанная в центральную окружность, – не просто стилизованное «t». Как отдельный самостоятельный символ «тау» присутствует во многих традициях и культурах, где-то символизируя нисхождение духа в материю и священную жертву, где-то ожидание мессии. Но нас больше интересует инструментальный аспект «тау», родственный египетскому «анху» и скандинавскому «молоту Тора», воплощающий творческую маскулинность ищущего сознания, в каком-то смысле, – практическую духовность. Умеренную и деликатную – в логотипе она взята в правильную окружность. Ориентация на практику – это одна из доминант Альманаха.  

Я так подробно пишу о новом логотипе, чтобы Вы, дорогой Читатель, не подумали, что Ассоциация забрала у Альманаха его «ядро идентичности», ничего не предоставив взамен. Александра Сергеева – одна из кураторов проекта – как-то между делом сказала: «А знаешь, логотип Теменоса мне нравиться даже больше, чем логотип Ассоциации!» И тогда я подумал, что случившаяся замена персонификации «ядра идентичности», в целом, вполне удачна.  

О названии 

К слову, о названии, раз уже о нем зашла речь. Можно сказать, что в декабре 2009-го оно буквально «выпрыгнуло» на поверхность еще на этапе сбора работ в пока безымянный журнал! «Теменос» – греческое слово, обозначающее священное пространство (например, храм), в пределах которого можно пережить контакт с надличностной, трансцендентной силой (Богом). В аналитической психологии К.Г. Юнга  это термин, обозначающий особое защищенное пространство, которое аналитик и пациент создают в процессе аналитической работы. Это пространство обладает свойством «герметического контейнера», позволяющего выдерживать и трансформировать напряжение противоположностей, обусловленное нуминозным воздействием воплощающейся Самости. С таким названием альманах глубинной психологии сам превращается в подобный контейнер, вмещающий в себя различные, подчас противоположные точки зрения его авторов, в большей или меньшей степени сумевших обуздать творческую надличностную силу в процессе работы над материалом. С этим «именем» альманах живет и здравствует по настоящий момент. Лишь в 2012-ом  изменилось написание: теперь латиницей – Temenos. Само слово, конечно, греческое, но, по правде говоря, в написанном виде (τέμενος) оно выглядит … несколько странно. В четвертом номере, точнее в его первой версии (об этом я расскажу далее), мы использовали греческое написание как элемент оформления, и этим все и ограничилось.  

 

Об особенностях нумерации 

Может возникнуть вопрос, почему, открывая практически новый печатный проект под нужды новой организации, мы не запустили его с «чистого листа», то есть с первого номера. Дело в том, что очень быстро стало понятно, что «дух», о котором я упоминал выше, остался с нами. И это, казалось бы, метафизическое присутствие было вполне ощутимым и, в каком-то смысле, императивным. Не знаю, существует ли такое явление, как «потребность в преемственности», но мне категорически не захотелось начинать с нуля. Так и получилось, что история проекта под названием Temenos началась с выпуска под номером три. А еще мне нравятся парадоксы… 

Третий (первый) 

Итак, в 2010 году уже «под новой шапкой» выходит третий номер Альманаха. Его куратором (организатором издания) становится Константин Буланов. Подготовка номера идет на волне избыточного перфекционизма и пробуждает компенсаторную функцию – уже практически готовый макет гибнет вместе с винчестером. Работу приходится делать заново. Но, в конце концов, все получается. В номере 9 рубрик, большая часть которых останется неизменными и в последующих выпусках, образуя устойчивую структуру издания. И 21 статья – редакция не скоро отважится на подобный шаг – текст вышел мелким и убористым! Первые читатели активно сетовали на трудности, возникающие при чтении. «Чтобы читать ваш журнал, – с возмущением заявил один из них, – нужно обладать зрением молодого человека! Или носить с собой лупу! А кто, скажите мне, в двадцать лет будет интересоваться глубинной психологией?» Мы, конечно, расстроились, и некоторое время ограничивали емкость номера 12-16 работами. Но постепенно решили проблему, дважды меняя издательство и опытным путем регулируя ширину полей, величину кегля и тому подобное. На настоящий момент компромисс найден, хотя нужно признать, что существующий форм-фактор уже находится на пределе. Альманах стал «толстячком», и это сделало страницы «тугими». Особенно в середине: упругая книжка норовит захлопнуться, стоит только читателю легкомысленно отвлечься. 

 

Четвертый 

Намерение выпускать альманах каждый год оказалось вполне осуществимым благодаря энергии организаторов и плодовитости основного авторского состава. И следующий номер вышел, как и планировалось, через год, в 2011. В Теменосе №4 – 7 рубрик и 12 статей. Здесь впервые появляется рубрики «Переводы» и «Гости», которые станут постоянными элементами в структуре издания. Куратором этого выпуска была Александра Сергеева, под патронажем которой в 2012 году вышел и пятый номер. В отличие от благополучного пятого, «четверка», как говорят, «дала прикурить». Это единственный номер, который нам пришлось целиком перепечатывать. Александра привезла тираж на V выездную Конференцию УрААПП прямо из издательства. И снова – мелкий шрифт! А еще огрехи в склейке (листопад в подарок!), обложка, жадно собирающая отпечатки пальцев (краска почему-то не высохла до конца) и еще кое-что по мелочи. В общем, мы поехали в издательство разбираться. Наши претензии были частично признаны. Мы тоже сели за работу: был основательно переделан макет в пользу большего кегля, а также дизайн обложки, включая иллюстрацию. В первоначальном варианте на ней был изображен стилизованный компас, у которого место сторон света занимали четыре эго-функции. Идея была любопытной, но я почему-то обозначил их не привычной латиницей (T-S-F-I), а русскими буквами. Получилось странное слово, которое предательски бросалось в глаза почти каждому, кто брал первую версию четвертого альманаха в руки: М-О-Ч-И. Тот, кто решал прочитать это внезапное, расположенное на круге слово с другой буквы, первым делом получал: Ч-И-М-О. Пережив шок и отсмеявшись, я переделал иллюстрацию, радуясь предоставленной возможности сделать это. Хотя, несколько экземпляров из неудачного тиража, который позднее был полностью уничтожен, все-таки ушли в народ. И первое время мы всем желающим с облегчением производили обмен. Не так давно я вновь подержал в руках дефектный экземпляр «четверки», который в 2011-ом мимоходом подобрал в издательстве из кучи, отправленной в утилизацию. И с удивлением понял, что в принципе с ним не так уж все и плохо. Скорее, мило и наивно – вполне в духе того времени.  

Третий и четвертый выпуски можно назвать переходными, что объяснило бы те забавные и не очень косяки, вызванные вторжением лиминального хаоса. Начиная с пятого, процесс входит в относительно комфортную колею. К этому номеру редакция определилась с основным вариантом оформления – теплая цветовая гамма и тематическая иллюстрация, занимающая нижнюю половину обложки. Но, главное, издание обрело свой новый логотип, о котором я уже рассказывал выше. Конечно, здесь было над чем работать в плане оформления, но, когда держишь «пятерку» в руках, понимаешь, что имеешь дело с перспективной живой концепцией, которая не собирается останавливаться в текущей точке и будет развиваться дальше.  

Пятый

В пятом номере 8 рубрик и 14 работ, его легко и комфортно читать. Начиная с этого номера, к выпуску Temenos организуется праздничное мероприятие – открытая презентация, куда, помимо авторов и друзей проекта, приглашаются все желающие. Идея принадлежит Александре Сергеевой. В первый раз было арендовано кафе, продуманы конкурсы и различные презентации. Зал был наполнен шарами, игриво покачивающимися под потолком; в конце вечера они были с различными добрыми напутствиями отпущены в небо! На сайте temenos.su в разделе «Фотогалерея» можно при желании взглянуть на фотографии этого вечера, хотя они лишь частично передают атмосферу – было интересно и весело!  

 

Шестой

В 2013 году выходит Temenos №6, в котором 8 рубрик и 16 работ. Куратором номера становится Елена Шабалина, которая держит проект в своих руках и по сей день. За ее плечами опыт редакторской работы в регулярном печатном издании. И этот опыт приносит ощутимую пользу проекту.  

В шестом номере много приятных и полезных добавлений. Прежде всего, это первый тематический выпуск в истории проекта; тема: «Деструктивный опыт: переживание, осмысление, трансформация». На иллюстрации изображена замочная скважина, врезанная в старую, но еще прочную деревянную дверь; сквозь скважину на читателя смотрит Глаз. Изначальной идеей было изобразить на обложке какого-нибудь зловещего садистического демона, аккурат в тему номера. Но потом здравый смысл возобладал, и от демона остался только Глаз-з-з...  

Шестой выпуск получает дополнительное «мультимедийное измерение»: к ряду статей посредством графического qr-кода добавлены ссылки на дополнительные материалы (презентации, фотографии, видео). Возможность заглянуть в это «мультимедийное измерение» прямо с бумажных страниц Альманаха представляется нам любопытным трюком, расширяющим границы издания. В перечень рубрик на постоянной основе входит рубрика «Впечатления». В ней отзывы на различные мероприятия, которые авторы посетили в течение года.

Начиная с «шестерки», Альманах во внешнем оформлении приобретает законченный вид. В более поздних номерах обложка будет меняться лишь во второстепенных деталях.  

Сайт

В 2014-ом у Альманаха появляется свой сайт: temenos.su. На сайте представлено много дополнительных материалов, новости проекта, интервью, фотоальбомы, оглавления уже выпущенных номеров и тому подобное. До этого года интернет-присутствие альманаха ограничивалось разделом «Издательская деятельность» на сайте УрААПП (www.uraapp.ru). Сейчас этот раздел содержит только ссылку на сайт издания и, скорее всего, будет вскоре закрыт или переформирован. Возможно, появление своего «дома» в интернет-пространстве означает, что альманах глубинной психологии Temenos готовится обрести собственную жизнь и стать чем-то большим, нежели одним из проектов Уральской Ассоциации Аналитической Психологии и Психоанализа. К настоящему моменту (2019) какой-либо отчетливой сепарации не произошло, и Альманах остается прочно встроенным в структуру деятельности Ассоциации. Хотя близок день, когда «гостевых» публикаций станет больше, чем работ членов Ассоциации. 

В 2019-ом сайт переехал на другую, более современную платформу, на которой, собственно, вы, дорогой читатель, и находитесь сейчас. Иллюстрация внизу - это скрин старого сайта.

Седьмой

Седьмой номер объемлет сразу два года (2014-2015) и потому получается откровенно пухлым. В нем появляются новые рубрики, обусловленные спецификой содержания данного номера. Впрочем, в более поздних выпусках то одна, то другая возвращаются в рубрикатор. Всего 23 работы, распределенные по 11 рубрикам. Тема: «Бессознательное в психологических концепциях и технологиях». На обложке иллюстрация: огненный кот желаний и тревог замер в проеме распахнутой двери. Над ним, в плотных облаках, парит безмятежная белая птица духовного опыта и абстрактных размышлений. В середине виден человек на лодке эго, нехотя плывущий из тумана прямо в фокус обозначенного вертикального конфликта. Нехотя, потому что человек понимает, что ему предстоит осознанно удерживать противоположности в ожидании трансцендентного разрешения. Трудно? Но ведь таким образом и появляются новые концепции и технологии…

 

Восьмой

Восьмой номер выходит в 2016-ом. Тема: «Душа и Архетипическое». Номер выходит своевременно, без задержек, как предыдущий, но более стройным от этого не становится – 14 рубрик и 29 работ. Все дело в том, что проснулись и предоставили свои тексты все постоянные авторы. Любопытно, что все это как-то смогло уместиться в 360 страниц – обычный объем издания. Из новенького: меняется дизайн рубрик. Теперь слева располагается графика Вероники Бушмакиной-Бове – талантливой художницы и нашей коллеги. Рубрики сами по себе становятся предметом интереса – их можно разглядывать и разгадывать как ребус. Вероника подготовила и эскизы для иллюстрации. На ней изображен алхимик или философ в темноте подземного мира. Он на перепутье; его сопровождают три женщины – персонификации трех основных стадий алхимического процесса (nigredo, albedo, rubedo). Вместе они составляют «кватернер», символизирующий полноту и целостность души. Мы застаем «плероматический момент», «стоп-кадр» – еще мгновение, и система станет динамической, проявленной. Все элементы займут свои места в целенаправленном опусе. Что тогда мы увидим на этой иллюстрации? К слову, алхимический символизм в том или ином виде проступает в оформлении практически каждого номера.

 

Из экспериментов с оформлением выпуска – фотографии авторов переезжают в отдельный раздел, в самый конец номера. В новом дизайне рубрик им становится тесно. Однако нововведение не обрело популярности. Некоторые ленивые читатели хотят видеть фото автора, не заглядывая на последние страницы. Действительно, непростое дело. Но когда-то аналогичным образом мне тоже хотелось иметь удобные постраничные сноски, так что в последующих выпусках фотографии вернулись на свое привычное место.  

 

В «восьмерке» появляется новая рубрика «Книги», где размещаются главы из будущих полноразмерных изданий. В этом номере, к нашему удивлению, представлено три таких позиции.

 

Отдельного слова заслуживает рубрика «Литературные страницы», которая первый раз появилась еще в пятом номере. Затем она «мерцала» – то появлялась, то исчезала, но обязательно присутствует во всех последних выпусках. Насколько вообще такая рубрика уместна в подобном издании? Этот вопрос неоднократно вставал на повестке дня, что по факту никак не мешало нам раз за разом размещать соответствующие публикации. В конце концов, мы просто приняли это как факт. Не только научные статьи, но и стихи – у нас так! В конце концов, каждое стихотворение – это немалое душевное усилие и серьезная работа. Тот, кто пишет, это хорошо знает. И еще неизвестно, от чего больше пользы внимательному читателю…

Девятый

Девятый номер, наконец-то, получился «в чертеже» – таким, каким нам хотелось увидеть Альманах. Придраться как будто и не к чему. Но и «кровушки он попил» будь здоров! 26 работ, 11 рубрик – вроде некритично. Тема интересная – «Алхимия и время». Что же не так? Все дело в «духе», о котором я упоминал вначале. В случае «девятки» он явился поздно – уже на этапе работы над макетом. А до этого момента процесс подготовки воспринимался как нечто мучительное. Разрывы, остановки, периоды утраты смысла деятельности, какое-то беспредельное утомление. Главный редактор впал в унылую депрессию. Я настолько привык к присутствию «духа» в этом многолетнем проекте, что, когда по каким-то неясным он вдруг исчез, я ощутил себя почти беспомощным. Пришлось внутренне собираться, от этапа к этапу двигаясь на упрямстве своего характера. В какой-то момент я сказал себе: «Вот уже хватит! Это последний номер альманаха, над которым я работаю…» Но вот Елена Шабалина присылает мне первую версию макета, и меня вдруг чудесным образом отпускает. «Дух» соизволил вернуться! Иначе я не мог описать эту ситуацию. Прежде разрозненные фрагменты становятся целым, единым Альманахом под номером девять, у которого появляется будущее. Во всяком случае, в моем сознании все воспринималось именно так.  

 

Иллюстрация на обложке представляет собой парадоксальный синтез закрытой алхимической реторты и циферблата, опоясанного медным уроборосом. В микрокосме реторты от одного берега к другому по воде аккуратно идет рыжий Лис – персонификация алхимического Меркурия. Высокое горлышко реторты и траектория движения Лиса образует в композиции часовую и минутную стрелки. Время, которое показывают эти странные часы – 12.15. «Арифмологическая сумма» равна 9 (1+2+1+5) – порядковый номер выпуска. Последнее, конечно же, шутка и случайное совпадение. А еще в 1215 году в Англии была подписана «Великая Хартия Вольностей», не только ограничивающая власть короля, но создающая основы для нового социально-политического договора. Это событие на внутрипсихическом уровне может символизировать ограничение своеволия эго (старого короля) в отношениях с бессознательным, которые должны быть трансформированы в интересах целостности. Как знать, может быть, мои редакторские затруднения, о которых только что шла речь, уходят своими корнями в необходимость метаморфозы эго…

 

Циферблат, обрамленный уроборосом, дает нам понять, что рамку для алхимической трансформации образует сам ход времени. С каждым циклом своей жизни мы по-новому разрешаем одну и ту же проблему, представляющую собой главный вызов Самости нашему эго, вновь и вновь «переходя вброд великую реку». Лис останется с нами и дальше, становясь одним из образов, сопровождающих Альманах в его жизненном цикле.  

 

Девятый номер, несмотря на тяжелый процесс подготовки, – это один из наших самых интересных и внутренне цельных выпусков. И, похоже, во время работы над ним Альманах обрел свой тотем.

 

Десятый

Вот, дорогой Читатель, мы и добрались до юбилейной «десятки». Сначала цифры: 11 рубрик, по которым распределены 29 работ. Или все-таки 30, если считать за полноценный текст это непривычно объемное вступительное слово. Из новенького – рубрика «Re:» (сокр., с англ.: разрешение, восстановление, повторение, ответ). В ней представлены старые тексты, которые публикуются с теми или иными современными доработками – предпочтительно в тему номера. Надо сказать, что первоначально десятый выпуск планировалось весь собрать из таких «ремейков» – юбилейный выпуск как подведение итогов. Тем более, что статей за эти годы накопилось в избытке. Но очень скоро, если можно так выразиться, мы ощутили «давление нового материала», который тоже хотел присутствовать в «десятке». Новые статьи проворно выстроились в очередь, и идею о выпуске в стиле «Re:» пришлось отложить до лучших времен. Зато появилась новая рубрика!  

 

Тема номера: «Игра и Лиминальное», хотя тексты мы сначала собирали под другой шапкой: «Сновидения и Игра». Однако, по мере накопления материала, становилось понятно, что новая формулировка темы точнее отражает содержательную специфику «десятки».  

В плане оформления уже традиционное цветовое решение обложки мы немного дополнили небольшим бирюзовым акцентом – решили: пусть отличие юбилейного номера от предшественников сразу бросается в глаза. На обложке изображена Сова, летящая над водной поверхностью в мире беспощадной Полной Луны, яркая маска, олицетворяющая власть дневной персоны, которая через мгновение беспомощно упадет в озеро. Мы видим один из обликов ночной Богини, помогающей сознанию принять свою темную изнанку, освободиться от своих/чужих иллюзий и пройти через трансформирующую лиминальность. Одно крыло у Совы живое – природное, другое – механическое, созданное человеческим умом, и это продукт культуры. Сова властвует в сумеречной зоне, то разделяющей, то объединяющей природу и культуру, цепко удерживая в своих лапах «светильник разума», а в клюве – счастливый случай, выпадающий на долю тех, кто способен быть в Игре… А еще мы видим на заднем плане силуэт Лиса, чье присутствие обещает покровительство каждому, кто решится перевернуть следующие страницы.

Удачного духовного путешествия!

© 2002-2020 Альманах глубинной психологии Temenos